smirennyj_otrok: (жаба)
[personal profile] smirennyj_otrok
Запишу-ка для памяти кое-какие мысли по поводу эдесской легенды о письме Иисуса. Литературу мне шерстить недосуг, и вполне возможно, что такие соображения уже кто-то высказывал. Легенда, о которой идет речь, сохранилась в трех ранних версиях. Сначала ее изложил Евсевий Кесарийский, опиравшийся на письменный сирийский текст (hist. eccl. 1.13–2.1.6–7). Потом, в 380-х годах, ее записала Эгерия со слов епископа Эдессы (itin. 19). Наконец, около 400 года легенда была оформлена в виде длинного сирийского сказания «Учение Аддая». Когда сложилось предание о письме Иисуса, что в нем первично, а что вторично, есть ли в нем интерполяции, как оно соотносится с исторической действительностью, — всё это неоднократно обсуждалось в литературе и меня здесь мало интересует.


Легенда о письме Иисуса — памятник христианской идеологии, посвященный происхождению церкви в Месопотамии. В письменной форме она распадается, грубо говоря, на две части. Первая посвящена переписке царя Абгара с Иисусом (как следует из рассказа Эгерии, в устной передаче могли обходиться только этой частью), вторая —принятию христианства жителями Эдессы благодаря апостольской проповеди. Сюжет об апостольском происхождении эдесского христианства сам по себе мало оригинален, но интересным образом соотносится с сюжетом первой части.

Итак, эдесский царь Абгар услышал об Иисусе и поверил, что он — либо Бог, либо Сын Божий. Абгар не видел самого Иисуса и не был свидетелем его чудес, но твердо уверовал в него, как подчеркивают и Евсевий, и Эгерия, и автор «Учения Аддая», который добавляет, что свидетельство веры Абгара содержалось в письме царя Иисусу. Разумеется, исповедание веры Абгара должно было вызвать в памяти прежде всего евангельский рассказ о Фоме: «блаженны не видевшие и поверившие» (Ин 20.29). То ли противопоставление, то ли уподобление царя апостолу Фоме не случайно, потому что Фома пользовался в Эдессе особенным культом: с точки зрения Эгерии, мартирий Фомы был главной святыней города, а Евсевий и автор «Учения Аддая» утверждают, что именно Фома послал туда Фаддея (=Аддая) проповедовать христианство. Следует иметь в виду и другую возможную ассоциацию: ответ Иисуса Петру, который первым понял, что Иисус — Сын Бога, и объявил об этом во всеуслышание (Мф. 16.16–17, ср. Ин 6.69). Хорошо известно, что Иисус ответил Петру. Теми же словами (μακάριος εἶ) открывается ответное письмо Абгару, где Иисус обещает исцеление и вечную жизнь царю и «всем, кто с ним» (τοῖς σὺν σοί — жители Эдессы?).

Прослеживается мысль, что христианство пришло в Эдессу как бы в обход апостольской проповеди — через переписку Иисуса с царем Абгаром. Важность обращения Абгара, который «не видел, но уверовал», подчеркивается сопоставлением с обращением римской царицы Протоники (=Елены): в отличие от Абгара, она уверовала, став свидетельницей чудес апостола Петра в Риме («Учение Аддая»).

Особое место в легенде занимают мотивы записи информации и обмена письмами. Отчасти это связано с идеей «нашего, местного евангелия»: царский архивист записывает слова и деяния Иисуса, чтобы показать записи царю («Учение»). Как своеобразный апостол, Абгар пишет о Христе царю персов Нарсаю и императору Тиберию. Христиане посылают друг другу и «настоящие» новозаветные писания: послания Павла были получены в Эдессе из Рима, от апостола Петра, а Деяния апостолов — из Эфеса, от апостола Иоанна (штрих к картине апостольского происхождения эдесского христианства).

Само письмо Иисуса, как артефакт, приобретает особое значение в рассказе Эгерии: оно некогда спасло город от персов и продолжает защищать его от врагов. Епископ не просто зачитывает Эгерии письма Абгара и Иисуса, но устраивает настоящий перформанс: он отводит даму к священным воротам, через которые письмо Бога внесли в город, и там сопровождает декламацию специальными молитвами. Форма артефакта в данном случае не очень важна, важна его суть: в «Учении», где письмо заменено устным посланием царю, появляется портрет Иисуса, нарисованный царским посланником. Письмо/портрет — материальное свидетельство веры Абгара и обещания, которое Иисус дал царю для всех жителей Эдессы. Со временем легенда закрепляется в городской топографии (дворец Абгара, чудесные источники, священные запертые ворота в описании Эгерии; ср. благословение города Иисусом в «Учении»).

«Благословенная» Эдесса противопоставлена Иерусалиму — городу палачей, убивших Бога. Иисус отвечает отказом на приглашение Абгара перебраться в Эдессу, потому что царь, желая спасти его, не понимает смысла его миссии (в этом Абгар подобен Петру, который размахивает мечом в ночном саду, — Мф 26.51–54, Лк 22.49–51, Ин 18.10–11). Мотив мести иудеям за казнь Иисуса получает развитие в «Учении Аддая». В отличие от Протоники, эдесский царь так и не посетил Иерусалим, так как ему не нужно было «видеть» места, где жил Иисус.

Во второй части сказания вводится стандартный мотив апостольской проповеди, но она изображена как исполнение обещания Иисуса: когда царь Абгар уверовал в Христа, тот пообещал ему послать в Эдессу своего ученика, чтобы даровать исцеление и вечную жизнь (Фаддей/Аддай сначала исцеляет царя и его сына, потом проповедует народу). Евсевий мало интересуется деятельностью этого апостола, Эгерия о нем вообще не упоминает, но в «Учении» фигура Аддая выступает на первый план. Описание апостольской проповеди включает стандартные мотивы: принятие горожанами христианства, уничтожение идолов, строительство церквей, царские щедроты и почести для проповедников. Более оригинальны дополнения: дальнейшее распространение христианства из Эдессы по всей Месопотамии и в соседнюю Ассирию (Эдесса — духовная столица Востока) и начало гонений на христиан (надо же было как-то объяснить, почему христиан стали преследовать, если при царе Абгаре в Эдессе было официально принято христианство). Привлекает внимание идеализация нравов первых христиан и история церковной иерархии: второй епископ Эдессы был убит и не успел назначить преемника, поэтому третьего епископа ординировал епископ Антиохии, который, в свою очередь, был рукоположен епископом Рима. Эдесской церковной иерархии приписывается как бы двойное происхождение: «местное» (от апостола Фомы), или «непосредственное» (от самого Иисуса), и «обычное», или глобальное — из Рима через Антиохию.

В легенде заметно сильное желание возвести происхождение эдесского христианства непосредственно к Иисусу. Переписка царя Абгара, уподобленного евангельским персонажам, имеет ключевое значение; неудивительно, что местный епископ в беседе с Эгерией ограничился только этой частью легенды. Благодаря ей стало возможно представить стандартную апостольскую проповедь как следствие обещания, которое сам Иисус дал эдесскому царю.

From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

smirennyj_otrok: (Default)
smirennyj_otrok

March 2017

S M T W T F S
   123 4
567891011
121314 15161718
19 20212223 24 25
26 27 28293031 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 04:52 pm
Powered by Dreamwidth Studios