smirennyj_otrok: (жаба)
[personal profile] smirennyj_otrok
Две халдейско-несторианские истории.

(9) История Илии Абуны (1862–1955/6).

Этот епископ, урожденный Гиваргис д’Бет Абуна, принадлежал к знаменитому роду, который с XV по XIX век поставлял патриархов Церкви Востока. Монополия семейства Абуна на высшие церковные должности прекратилась только со смертью скандального патриарха Йоханнана Хормизда (ум. 1838). Гиваргис учился в халдейской семинарии в Мосуле, стал священником и работал в селении Алькош, где раньше жили несторианские патриархи.

Время от времени у христиан-халдеев возникало желание избавиться от докучливой опеки церковного начальства и вернуться в несторианскую церковь, которая сохранилась в горном Курдистане. Такие намерения неизменно встречали поддержку английских миссионеров и дипломатов, желавших во что бы то ни стало ослабить католическое влияние. Еще в 1840-х годах Баджер отчаянно интриговал, пытаясь расколоть халдейскую церковь. Итак, в 1908 году часть жителей Алькоша решила вернуться в несторианство и попросила горского патриарха мар Шимуна Биньямина прислать им епископа. Патриарх по привычке обратился за советом и помощью к англиканским миссионерам. Те колебались, понимая, что предприятие влетит им в копеечку. Но желание нанести удар в самое сердце халдейской церкви одержало верх: миссионер Уиграм рассчитывал, что при правильной постановке дела три четверти халдеев перейдут в несторианство.

Алькошских диссидентов возглавил священник Гиваргис Абуна, которого патриарх Шимун посвятил то ли в епископа Алькоша, то ли в митрополита Ниневийского края. При рукоположении Гиваргис принял имя Илия, которое по традиции носили прежние несторианские патриархи из его рода. Не исключено, что он надеялся возродить патриархат в Алькоше, уже сто лет как влившийся в халдейскую церковь.

coakley.jpg
Епископы Ассирийской Церкви Востока в начале 1920-х годов.
Внизу справа
Мар Илия Абуна.



Вопреки расчетам англичан, в Мосуле, центре ниневийского края, появление нового несторианского епископа встретили без энтузиазма. Халдейские иерархи выразили энергичный протест, а турецкие власти прохладно отнеслись к новой попытке перекроить конфессиональную карту северной Месопотамии. Но дипломатические усилия британцев в Стамбуле принесли плоды: Порта согласилась признать мар Илию и внести новую христианскую секту в мосульский официальный регистр. Так что мар Илия приехал в Алькош, and there was great joy in the villages of the plain of Nineveh, for they are sick of the doctrine of the Romanists, and specially of the ways of their bishops and priests, — с удовлетворением отметили англичане (Coakley, Church of the East, p. 311). Проблемы начались, когда новый епископ приехал в Мосул. Французский вице-консул объяснил туркам, что пришельца нужно выгнать, и власти организовали уличные беспорядки. Напуганный епископ, переодевшись в араба, с помощью англичан бежал из города и вернулся в горы (май 1910 года). Для британцев это был полный провал. Их дипломаты устранились, и диссиденты-несториане остались без всякой поддержки.

Тот самый коварный французский вице-консул писал: «Нет сомнений, что английские агенты, будь то консулы или миссионеры, решили использовать любую возможность, чтобы распространить свое влияние на равнине Тигра под прикрытием несторианства. Вот почему наш верный протеже, халдейский патриарх, в высшей заинтересован в том, чтобы попытки устроить схизму энергично подавлялись в самом зародыше, тем более что для их вдохновителей религиозный аспект играет второстепенную роль» (Coakley, Church of the East, pp. 312–313). Однако, как полагает Коукли, решающую роль сыграли не столько интриги французских дипломатов, сколько щедрость халдейского патриарха мар Эммануэля II по отношению к турецким чиновникам и курдским вождям. Патриарха, в свою очередь, спонсировали Восточный фонд и французское правительство.

Вернувшись в горы, мар Илия получил от несторианского патриарха округ для церковного управления. Как считает Коукли, Илия активно поддержал «русскую» авантюру Шимуна Биньямина, возможно, из-за разочарования неспособностью британцев обеспечить его возвращение в Алькош. Рассчитывая на помощь русских, патриарх объявил войну Османской империи, но дело обернулось катастрофой для его подданных: турки и курды быстро сломили сопротивление горных ассирийцев и вынудили их бежать. Мар Илия покинул горный Курдистан в толпе беженцев. Именно он похоронил патриарха, убитого курдами (6 марта 1918), а потом с тремя другими оставшимися епископами в Урмии посвятил нового патриарха, мар Шимуна Полоса (1918–1920). Когда тот умер, его место занял 12-летний Шимун Эшай. При этом не поинтересовались мнением индийского митрополита Тиматеоса, который устроил скандал. Чтобы утихомирить Тиматеоса, его назначили патриаршим регентом. Соответствующий документ подписали мар Илия, еще один несторианский епископ, а также отец, брат и сестра малолетнего патриарха.

Через некоторое время мар Илия вернулся в халдейскую церковь. Я не нашел внятного объяснения, почему он так поступил: большая часть его карьеры прошла в несторианской церкви, а халдеям он в свое время серьезно подгадил. Непонятно, когда именно Илия перешел обратно к халдеям: это произошло либо в 1921 году (в таком случае его переход мог быть как-то связан с назначением маленького патриарха), либо в 1924 году (возможно, тогда же, когда патриарха послали учиться в Англию). Так или иначе, в халдейской церкви его приняли. Некоторое время мар Илия служил патриаршим викарием в Акре (городок в горах северного Ирака), а потом оставил церковное служение и жил как частное лицо в Алькоше и других местах. Умер он то ли в Алькоше, то ли в Киркуке.

Кроме википедии, сведения об Илии Абуне можно найти в статье J. F. Coakley ‘The Church of the East since 1914’ Bulletin of the John Rylands Library 78 (1996) 179–198, его же книге The Church of the East and the Church of England, Oxford 1992 и в капитальном труде D. Wilmshurst’a The Ecclesiastical Organisation of the Church of the East, 1318–1913, Louvain 2000.

NestVozh.jpg
Горные ассирийские вожди и несторианский епископ (справа). Источник: не помню.

Кстати, переходы из несторианской церкви в халдейскую тоже случались. Самый известный из таких случаев произошел в 1903 году, когда к халдейской церкви присоединился натар курсья Аврахам Шимунайя, официальный преемник несторианского патриарха. Инициатором перехода был брат патриарха Нимрод, за ним последовали епископ Ишояв и другие влиятельные лица из горных ассирийских племен. Присоединение видных несториан было с помпой отпраздновано в Мосуле. Действительно, если бы мар Аврахам вернулся в горы и занял место патриарха, у несторианской церкви, скорее всего, было бы плачевное будущее. Но, пока Аврахам и его сторонники были в Мосуле, патриарх мар Шимун Рувел скончался (16/23 марта 1903). Перед смертью он успел назначить нового преемника, 16-летнего митрополита Биньямина, и поручить его заботам англиканских миссионеров. Надежды халдеев на массовое обращение несториан рухнули, тем более что новый патриарх, воспитанник протестантов, испытывал к ним недобрые чувства. Епископ Ишояв, очевидно, разочарованный неудачей, вернулся в несторианство, но потом снова вступил в халдейскую церковь. Мар Аврахаму возвращаться было некуда: до конца жизни он руководил небольшими халдейскими общинами в Ване и в горах Хаккяри. Нимрод погиб во время каких-то племенных разборок между ассирийцами.

NimrodMAetc.jpg
Нимрод, мар Аврахам и их приближенные после присоединения к халдейской церкви. Источник.

(10) История Минганы.

Известный ученый-ориенталист Альфонс Мингана (1878–1937) сначала был халдейским священником и преподавал в мосульской семинарии. Испытывая влечение к науке, он стал публиковать средневековые сирийские тексты. Среди этих текстов была Хроника из Арбелы (кстати, специалисты задавали неприятные вопросы по поводу этого издания, которые сильно подмочили репутацию Минганы). В одном из примечаний Мингана неосторожно отозвался о святом Мари, просветителе Месопотамии, как о фигуре «проблематичной и даже баснословной» (A. Mingana, Sources syriaques, Leipzig, 1907, p. 78 n. 1). Это примечание попалось на глаза патриарху мар Эммануэлю II, который пришел в неистовство и велел вымарать эту фразу из всех доступных экземпляров книги. Досталось на орехи и ученому архиепископу Аддаю Шеру, который покровительствовал слишком смелому батюшке. В 1910 году Мингана покинул семинарию, видимо, не по своей воле. Через несколько лет он порвал с церковью и уехал в Англию, где провел оставшуюся жизнь как светский человек.

Другая судьба ждала мар Аддая Шера. Во время османской этнической чистки 1915 года он нашел убежище в доме курдского вождя, но турки напали на его след, схватили и после издевательств убили. Вместе с ним погибла библиотека сирийских рукописей, которую Шер собирал много лет (136 манускриптов описаны в его каталоге, изданном в 1905 году).


UPD. Облажался я с подписью к последней картинке. Мрачный дядя в усах, действительно, Нимрод Эфенди, но рядом с ним сидит его кузен, "субдиакон Иоанн". Вот парадная фотография, на которой эти персонажи восседают с халдейским церковным начальством:

1904A.jpg

Третий слева — Самуэль Джамиль, главный настоятель халдейских монастырей. Справа от него патриарх мар Эммануэль II Тома (тот самый, который дрючил Мингану), дальше колеблющийся епископ Ишояв, потом несторианский архидиакон Иосиф в костюме с цепочкой (источник). Там же есть фото Аврахама Шимунайи, несостоявшегося губителя несторианства:

1904B.jpg

Date: 2017-03-19 01:35 pm (UTC)
From: [identity profile] sibeaster.livejournal.com
Ой как хорошо, что Вы кинулись эти никому не нужные ассирийские древности и новости изучать. Меня, признаться, волнует вопрос: что случилось с Церковью Востока, которая когда-то на пол-Азии раскинулась, а потом сжалась до нескольких деревень Курдистана? Немногочисленные русские источники валят то на Тамерлана, то на эпидемию. Но ведь навряд ли эпидемия косила или Железный Старец убивал только несториан? Как получилось, что Церковь Востока ушла в горы и там осталась навсегда?

Date: 2017-03-20 03:31 am (UTC)
From: [identity profile] smirennyj-otrok.livejournal.com
Суровый вопрос. Я Вам изложу некоторые соображения, но это ни в коем случае не окончательный ответ. Возможных причин немало, но какая из них была решающей - трудно сказать. На мой взгляд, внешние вызовы наложились на внутренние дефекты организации.

(1) Организация была гигантская, но во многом эфемерная. На карте выглядит впечатляюще, а фактически - общины, раскиданные по огромному пространству, где коммуникации предельно растянуты и ненадежны. Как обстояло дело с администрацией и дисциплиной - плохо знаю, но очевидцы вроде Рубрука рисуют довольно странную картину.

(2) Не было государств, которые постоянно поддерживали и защищали христиан. Несториане все время зависели от воли правящих иноверцев, которые сегодня пушистые, а завтра могут ножики достать. У раббана Бар Савмы даже усталость исчезла, когда он впервые увидел царя-христианина в Константинополе (есть и другие показательные детали в описании его путешествия). Изменение политической обстановки - а в Азии это постоянно случалось - могло поставить под вопрос существование несториан. Это не Европа, где цари могли сколько угодно меняться, но при каждом всегда батюшка стоял.

(3) При таком охвате организация сталкивалась с целым набором проблем. Например, в Китае она опиралась на переселенцев (католиков там хорошо встретили аланы и армяне), целиком зависела от захватчиков-Юань. Когда тех поперли, для несториан не сделали исключения. Менее очевидно с Индией, где христиане, кажется, вписались в кастовую систему, но их количество как будто постоянно сокращалось, пока они не окуклились в Керале. Но самое важное происходило в Месопотамии, которая всегда была ядром и центром Церкви Востока.

(4) Там христианским общинам постоянно угрожала исламизация и сопутствующая перемена этнической принадлежности (был армянин - стал турок). Навязчивое и довольно насаждение ислама началось лет за сто до крестовых походов. Недавно читал статью, где доказывалось, что только в XI-XII веках начали в массовом порядке закрывать церкви и устраивать в них мечети. Провал крестовых походов и развал монгольской империи усугубили эту тенденцию. Несториане были верными слугами монголов, считали их покровителями, и вот - в 1297 году разрушена резиденция патриарха в Мараге, в 1310 году захвачена эрбильская цитадель и вырезаны ее защитники-христиане. Вообще мусульманский фанатизм в это время подогрелся не только на Ближнем Востоке. Есть известия, что в разных местах мусульмане стали напирать на христианские общины вплоть до резни (непосредственная причина исчезновения первой католической миссии в Китае - миссионеры просто не могли туда добраться).

(5) Может, несториане и пострадали больше других, но им не одним крепко досталось. Организации яковитов и мелькитов тоже распространялись до Средней Азии, они тоже сократились до Ближнего Востока и тоже окуклились. Но у тех был выход к Средиземному морю, а значит, какая-никакая связь с христианским миром. Несториане не смогли там закрепиться, наладить полезные контакты, потому и пошли своим, особым путем.

Date: 2017-03-20 06:37 am (UTC)
From: [identity profile] sibeaster.livejournal.com
Получается, что оставшиеся в живых несториане сбежали в Курдистан, где до них физически было не добраться? А тех, кто не добежал, либо вырезали, либо принудили принять ислам?
Меня смущает в этой версии, что сведений о погромах нет. Все-таки христиан было немало, и уничтожить их, не оставив письменных свидетельств, было бы трудновато. Получается, они сами добровольно ушли в ислам?

Date: 2017-03-20 07:06 am (UTC)
From: [identity profile] smirennyj-otrok.livejournal.com
Сбежали - не совсем точное выражение. Миграция явно была, но тот регион, где несториане сосредоточились к XVI веку (северный Ирак, юго-восточная Турция, крайний северо-запад Ирана), - это часть их исконной территории. Они вовсе не были заперты в горном Курдистане. Самые большие и витальные общины были в Диярбакыре, Мардине, Киркуке и прежде всего в Мосуле (который сейчас штурмуют) и окрестных селениях. В тех же местах были самые значительные монастыри, которые служили духовными центрами (до восемнадцатого века монашество у них еще было). Эти общины и монастыри составили униатскую халдейскую церковь, а собственно несторианство сохранилось только в отдаленных и диких местах.

О погромах, кстати, есть сведения. Можно посмотреть хотя бы "Историю мар Явалахи и раббана Савмы".

Date: 2017-03-20 07:56 am (UTC)
From: [identity profile] sibeaster.livejournal.com
О, уже яснее. Выжившие в городах и монастырях общины ушли в унию с Римом, а до диких и симпатичных горцев не дошло)))
А ведь мы (РПЦ) где-то на заре XX века приняли в общение общину из Урмии (Сев.Иран). Какова ее судьба дальше? Их перерезали как изменников, или же именно они в Россию и переехали?

Date: 2017-03-20 08:35 am (UTC)
From: [identity profile] smirennyj-otrok.livejournal.com
Немного статистики. Накануне первой мировой на равнинах жили около 100 тысяч христиан-халдеев (200 поселений и 150 церквей), в горах — порядка 100-120 тысяч ассирийцев-несториан.

В Урмии было много православных ассирийцев, но через те места прошел поток беженцев, которые спасались от турок. Англичане направили их в Ирак, оттуда они в основном перекочевали в диаспору. Русская миссия тоже оказалась в Багдаде, ее руководство присоединилось к РПЦЗ. Впрочем, я где-то читал, что еще в 1950-х в Иране был какой-то православный епископ-ассириец, но таких уже давно нет.

Date: 2017-03-21 04:33 pm (UTC)
From: (Anonymous)
Кстати, беженцы из Урмии в Россию тоже были. Епископ Салмасский Сергий участвовал в организации переезда. Видимо, потом в большинстве они ассимилировались здесь.

Profile

smirennyj_otrok: (Default)
smirennyj_otrok

March 2017

S M T W T F S
   123 4
567891011
121314 15161718
19 20212223 24 25
26 27 28293031 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 05:06 pm
Powered by Dreamwidth Studios