smirennyj_otrok: (жаба)
В прошлый раз, говоря о сохранившихся фрагментах мощей апостола Фомы, я сделал неутешительный вывод: невозможно доказать их связь с «подлинными» останками Фомы, которые некогда хранились в Эдессе. Необязательно даже говорить, что существование этих фрагментов взаимно исключается. Один череп хранится в Ортоне, другой — на острове Патмос. О некоторых других кусочках мощей я упоминать не стал. Осталось только написать о последнем фрагменте (точнее, даже двух) на мой взгляд, самом интересном.

Прежде всего стоит упомянуть руку апостола Фомы. Эта кость, заключенная в серебряный реликварий середины XV века, хранится в богатой ризнице базилики святого Сервация в Маастрихте. Если верить позднейшим описям, составленным в XVII веке, ее прислал Годфрид Бульонский, первый крестоносный властитель Иерусалима (ум. 1100). Более ранних и точных сведений об этом нет, так что подтвердить или опровергнуть сирийское происхождение реликвии невозможно (F. Bock/M. Willemsen, Die mittelalterlichen Kunst- und Reliquienschätze zu Maestricht, Köln 1872, pp. 133–136). Вообще-то оно кажется маловероятным, поскольку Годфрид никогда не посещал Эдессу (хотя в первые годы там правил его младший брат Балдуин).

Однако маастрихтская рука заслуживает некоторого внимания, потому что крестоносные правители действительно посылали в Европу восточные реликвии. Именно так другая рука апостола Фомы оказалась в итальянском городе Бари. Информация о ней довольно запутанна, поэтому сначала стоит изложить имеющиеся сведения, потом рассказать об их происхождении и, наконец, выяснить, насколько они достоверны.

Read more... )

В погоне за останками Фомы я незаметно мигрировал с Ближнего Востока в Италию, и это правильно. Пришло время завязывать с сирийскими диковинами и возвращаться в привычную среду обитания. Конечно, остаются вещи, о которых еще хотелось бы написать, но нет либо времени, чтобы почитать нужные книжки, либо самих этих книжек. Например, по-русски я не видел ничего внятного про несторианскую культовую архитектуру. Ранние памятники раскопаны в Ираке, а теперь и в Аравии. Есть они и в Центральной Азии, хотя Таш-Рабат и «Овальный дом» в Мерве к ним явно не относятся (как, впрочем, и китайская пагода Дацинь в окрестностях Сианя). Интересно происхождение архитектурного типа халдейских церквей, который получил распространение в северной Месопотамии в XIX и даже в XX веке. Еще можно задаться вопросом о причинах распространения унии среди восточных сирийцев и разделения Церкви Востока на Халдейскую церковь (униаты) и Ассирийскую церковь Востока (несториане). Идея унии казалась несторианам настолько привлекательной, что в разное время все три ветви их церковного руководства вступали в общение с Римом и пытались добиться его признания. В XIX веке несториан довольно плотно опекали протестантские миссионеры, а халдеев — католические. И те, и другие хотели укрепить местные церковные структуры, искоренить «злоупотребления», навязать христианам дисциплину и приличное образование. В итоге из халдейских семинарий выходили грамотные люди, среди которых были даже компетентные ученые (Беджан, Джамиль, Мингана, Шер), но с горными ассирийцами ничего серьезного не получилось. Заслуживает внимания противоречивая фигура патриарха Йоханнана Хормизда — то ли последнего главы Церкви Востока, то ли первого руководителя единой Халдейской церкви. Этот колоритный персонаж предстает то как наследник древней несторианской традиции, то как лояльный католик. Многие современники считали его банальным уголовником и религиозным аферистом, однако римская Пропаганда, обычно столь щепетильная в вопросах веры и дисциплины, так и не смогла пожертвовать этой фигурой в своей политической игре. Возможно, в будущем я вернусь к этим темам, но пока что их придется отложить в сторону.
smirennyj_otrok: (жаба)
Итак, останки апостола Фомы находились в Эдессе до арабского завоевания. Потом их следы теряются. Если реликвии оставались в городе, они почти наверняка были потеряны после окончательного захвата Эдессы сельджуками в 1146 году. Как писал папа Александр III, «там был убит архиепископ со своими клириками и многие другие христиане, реликвии святых преданы были на попрание неверным и рассеяны» (PL 200, 384). Но есть вероятность, что мощи или какие-то их части могли быть вывезены из города еще раньше. Посмотрим, какие фрагменты мощей Фомы имеются в наличии и можно ли установить их происхождение от эдесских реликвий.
.
Read more... )
smirennyj_otrok: (жаба)
Пора мне заканчивать с экскурсами в восточную экзотику. Я уже написал про апостола Фому, про славный город Эдессу и про сирийские мощи. Осталось написать про мощи апостола Фомы, которые некогда хранились в Эдессе. Пусть это будет некое эссе по мощеведению. Сразу отмечу, что тема поста — история человеческого скелета, который в IV–V веках принимали за останки человека по имени Фома, одного из двенадцати учеников Иисуса. Я не намерен рассуждать о «подлинности» этих останков. На такой вопрос нельзя ответить «да» или «нет», можно только взвешивать вероятности, руководствуясь субъективным мнением о достоверности тех или иных раннехристианских легенд. В мои задачи не входит и скрупулезный подсчет человеческих костей, которые когда-либо приписывали Фоме. Пытаться установить происхождение «частиц мощей», хранящихся в греческих и русских монастырях или продающихся на eBay, — занятие неблагодарное и, в общем-то, бессмысленное. Достаточно одних только эдесских останков, судьбу которых не так уж легко проследить.

mosul_lect.jpg
Христос с апостолами Фомой и Петром. Лекционарий 1723 г. из Алькоша (источник)

Read more... )
smirennyj_otrok: (жаба)

Центральное место в житии Раббана Хормизда, жившего в седьмом веке, занимает описание его героической борьбы с неправильно верующими христианами. Хормизд был несторианином, а его противники принадлежали к яковитской церкви. Собственно, как объясняется в житии, их вообще трудно было назвать христианами. Основоположник их веры Кирилл (Александрийский) учился в Египте у колдуньи, которая сделала из него священника демонов и служителя чертей. Более того, колдун Маркион спрятал во всех яковитских храмах и алтарях миниатюрных идолов, в каждом из которых сидело по демону. Еретики-сатанисты надеялись, что эти идолы принесут им удачу и избавят от ночных чертей, оборотней и блуждающей нечистой силы.

Святой Хормизд не на жизнь, а на смерть схватился с обитателями большого яковитского монастыря Мар-Маттай, который именуется в житии не иначе как бордель и кабак. Сначала он украл идола, спрятанного в гробнице святого Маттая, и тем самым лишил еретиков покровительства сатаны. Притворившись беглым старым рабом, Хормизд сыграл на жалости монахов, которые пустили его переночевать. Тогда он унес идола, чтобы показать всем христианам сущность «веры Кирилла и обманщика Маттая и ночных египетских чертей».


С помощью высшей силы Хормизд снова посетил яковитский монастырь и проник в сокровенные мрачные покои сынов тьмы, то есть в монастырскую библиотеку. По молитве святого излился для него небольший водный источник, и была вода его густой и зловонной. И увидел Раббан, что воды, истекавшие из того источника, были подобны зловонным отходам человеческого тела. Без промедления с великой ревностью ревнителя взял он книги, стоявшие рядами в библиотеке, и осквернил их водой, и погрузил их в воду, так что были они уничтожены и стали совершенно негодными. И когда сделал это Раббан со всеми книгами и завершил свое дело, источник немедленно иссяк.

Под впечатлением от жития Уоллис Бадж охарактеризовал Хормизда как «персидского фанатика-несторианина с ограниченными интеллектуальными способностями, но сверх меры преисполненного того религиозного энтузиазма и мистицизма, который характерен для натуры в высшей степени одухотворенной, воспитанной чрезмерными постами и молитвами, воздержанием, самоотречением, наготой и добровольной бедностью».

Легендарный вандализм святого Хормизда в конечном счете аукнулся обитателям его собственного монастыря. В 1850 году его в очередный раз разграбили курды. Часть книг старой патриаршей библиотеки они порвали и изгадили. Уцелевшие рукописи монахи собрали и сложили в отдельном строении, которое находилось на склоне горы. Ночью прошел дождь, с горных вершин обрушились потоки воды. Больше тысячи рукописей было безнадежно испорчено и утрачено навсегда.
smirennyj_otrok: (жаба)
(1) Про «Деяния Фомы», по поводу главы об апостоле Фоме в книжке Шона МакДауэлла «Судьбы апостолов». Автор в очередной раз доказывает, что путешествие апостола Фомы в Индию было не только вполне возможно (путешествия, торговые и культурные связи), но и вполне вероятно. Новых аргументов у него нет, зато добросовестно повторяются старые доводы. На мой взгляд, самый существенный из них — наличие уже в III веке мнения, что Фома отправился в Индию (точнее, куда-то на Восток), о чем говорится в том числе в «Деяниях Фомы». Кроме того, в Индии довольно рано появились христиане, которые потом возводили свою общину к проповеди Фомы. Ученый Бенедикт Вадаккекара еще подчеркивает, что Фому связывали только с Индией (или, по крайней мере, с Парфией). Пример аргумента идиотского — «крест из Таксилы», который относится якобы ко II веку (датировка, конечно, совершенно произвольная). Другие аргументы, на первый взгляд, трудно назвать идиотскими, но их доказательная сила невелика.

mhs(1).jpg
Старый португальский собор в Сан-Томе (Майлапур). Снесен в 1893 году.

прочего много еще )
smirennyj_otrok: (жаба)
Запишу-ка для памяти кое-какие мысли по поводу эдесской легенды о письме Иисуса. Литературу мне шерстить недосуг, и вполне возможно, что такие соображения уже кто-то высказывал. Легенда, о которой идет речь, сохранилась в трех ранних версиях. Сначала ее изложил Евсевий Кесарийский, опиравшийся на письменный сирийский текст (hist. eccl. 1.13–2.1.6–7). Потом, в 380-х годах, ее записала Эгерия со слов епископа Эдессы (itin. 19). Наконец, около 400 года легенда была оформлена в виде длинного сирийского сказания «Учение Аддая». Когда сложилось предание о письме Иисуса, что в нем первично, а что вторично, есть ли в нем интерполяции, как оно соотносится с исторической действительностью, — всё это неоднократно обсуждалось в литературе и меня здесь мало интересует.

Read more... )
smirennyj_otrok: (жаба)
Давно пора было это сделать, но только сейчас руки дошли. Слепил из нескольких основных источников список неподвижных праздников римского литургического года, как он выглядел в VII или VIII веке. Как раз начиная с того времени римское богослужение стало активно распространяться по всей Европе. Об этом написал, например, Беда в «Церковной истории англов» применительно к Британии, но еще большее значение имело римское влияние на франков: именно благодаря этому римский обряд в итоге возобладал на всем Западе, переварив или вытеснив местные традиции. Разумеется, вместе с обрядом распространялся и цикл праздников, который сложился в Риме. Нельзя сказать, чтобы Рим не оказывал влияния на разные западные регионы до этого времени: римская богослужебная традиция издавна считалась особенно авторитетной и внушала некое благоговение, но только при Каролингах она стала уверенно доминировать почти на всем латинском Западе.
.
sma1.jpg
.
Не все просто с источниками, по которым можно восстановить римский литургический год. Из того, что я использовал, только два источника стопроцентно происходят из самого Рима: это Сакраментарий Григория в редакции Hadrianum (книга для папского богослужения VII–VIII веков) и евангельский лекционарий типа Π (середина VII века). Самая ранняя богослужебная книга, Веронский сакраментарий, составлена из текстов римского происхождения, но вряд ли в самом Риме. Сакраментарий Геласия, видимо, восходит к литургическим книгам римских пресвитеров, но был собран или отредактирован во франкской Галлии. Неудивительно, что в нем больше всего девиантных памятей, не имеющих соответствий в других римских источниках. Наконец, антифонарий представлен несколькими каролингскими рукописями из северной Италии и франкских земель. Поэтому адекватное представление о римском литургическом годе можно получить только при сопоставлении всех этих материалов.
.
Read more... )

UPD. Мне приватно указали, что Sanctorale Romanum неудачное название для таблицы, потому что термин "санкторал" вошел в употребление намного позже того периода, о котором идет речь. Кроме того, праздник Рождества, хотя и неподвижный, относится к темпоральному циклу.
smirennyj_otrok: (жаба)
В свое время я уже писал тут о древнейших христианских календарях — римских Depositio martyrum / Depositio episcoporum и о Сирийском мартирологе 411 года. Продолжая эту тему, напишу кое-что о некоторых ранних образцах христианского санкторала (цикл фиксированных праздников литургического года, в основном дни памяти святых). Сначала поминовение святых было сугубо локальным явлением, но течением времени праздники в честь самых известных святых стали отмечать в разных местах. Как распространялись такие праздники, почему некоторые святые пользовались особенно широким почитанием, — вопросы трудные и заковыристые. Достаточно сказать, что происхождение столь очевидных праздников, как Рождество и Богоявление, тоже, вообще говоря, отнюдь не очевидно.
.
Полемий Сильвий, Перпетуй, Каппадокия, Иерусалим )
smirennyj_otrok: (жаба)
Обитатели поздней античности и средневековья могли по-разному относиться к агиографии. Принято считать, что простые люди принимали все за чистую монету, а образованные, слегка сморщив нос, эксплуатировали простых с помощью всяких бесстыжих выдумок. Конечно, все было не совсем так: граница между адептами агиографии, за которыми всегда оставался численный и моральный перевес, и скептиками пролегала довольно причудливо, а иногда и совсем неожиданно. Например, папа Григорий Великий, красноречивый апологет культа святых, с удовольствием пересказывал истории о чудесах, но старательно обходил молчанием легенды о римских мучениках. Его современник Григорий Турский, человек довольно язвительный, никогда не позволял себе непочтительных выражений по поводу рассказов о святых. Примерно за сто лет до них автор «Декрета Геласия» осуждал глупые рассказы о мучениках, но с одобрением отзывался об агиографическом творчестве блаженного Иеронима (хотя в этом современный читатель вряд ли с ним согласится).

Совершенно особую позицию по отношению к агиографии занимал блаженный Августин. Хорошо известно, с каким неодобрением он воспринимал всевозможные истории о чудесах. Под влиянием исцелений и знамений, которые произошли от реликвий святого Стефана, ему пришлось скорректировать свое мнение: Августин нехотя признал, что чудеса могли происходить прямо здесь и сейчас. Впрочем, когда к его смертному ложу привели больного, просившего возложить на него руки, Августин заявил: «Если бы у меня была такая сила, я бы сначала испробовал ее на себе».

Письмо Divjak 29* )
smirennyj_otrok: (жаба)
В последнее время я отвлекся от ЖЖ, но сейчас решил черкнуть пару строк о Сирийском мартирологе. Хотел было написать про папский Каталог Либерия, чтобы закончить с Хронографией 354 года, но пока отложу это дело.

Сирийский мартиролог примечателен как древнейший христианский календарь глобального, то есть экуменического типа. Если самый ранний римский календарь, Depositio martyrumDepositio episcoporum, содержит дни поминовения местных святых и уважаемых персон, то в Сирийском мартирологе мы видим уже сборник дней памяти мучеников со всего христианского мира (по крайней мере, так это было задумано). Текст мартиролога сохранился в очень ранней сирийской рукописи, созданной в Эдессе в ноябре 411 года (British Library, Add. ms. 12150, fol. 251v–254r, вот кое-какие картинки). Манускрипт включает сирийские переводы Псевдо-Клементин, проповедей Тита из Бостры против манихеев и сочинений Евсевия Кесарийского: "Теофании", "Мучеников Палестины" и похвального слова в честь мучеников. Именно к трудам Евсевия и приложен мартиролог, то есть список мучеников по дням их памяти. Выглядит он следующим образом. Сначала дается общий календарь с 26 декабря по 24 ноября, в котором под определенными датами указаны имена мучеников (иногда с уточнениями — «епископ», «диакон», «из древних» и т. п.), как правило с местами их гибели и почитания. В конце выясняется, что названы только «западные» мученики, а «восточные», то есть персидские, перечислены отдельно: сначала «первые мученики», потом епископы, пресвитеры, диаконы и просто клирики. Именно такое коллективное (и к тому же переходящее) поминовение святых, очевидно, было характерно для раннего Востока и впоследствии сохранялось в несторианской традиции.

Read more... )
smirennyj_otrok: (жаба)
Хронография 354 года в основном состоит из текстов, повествующих о «светском» и «языческом» времени римлян. Однако три текста посвящены «христианскому» времени. Пасхалия и календарь содержат ежегодный цикл праздничных и памятных дней, а в перечне Римских епископов разворачивается история христианства, которая тогда насчитывала немногим более трехсот лет. О первой части календаря, Depositio episcoporum, я уже писал, поэтому стоит рассказать и о второй части — Depositio martyrum, «Погребении мучеников».

DM )
smirennyj_otrok: (жаба)
Этот святой Валентин — в высшей степени мутный персонаж. Впрочем, не более мутный, чем многие другие мученики.

С одной стороны, есть римский мученик Валентин, с другой — Валентин, епископ города Интерамна (Терни) и тоже мученик. Понять, кто из них "настоящий", а кто нет, совершенно невозможно. Есть мнение, что "настоящий" Валентин — римский мученик, а тернийский — его двойник (Делеэ); есть противоположное мнение (Кирш и Ланцони); наконец, не исключено, что оба культа имеют независимое происхождение, хотя в это слабо верится.

Агиография обоих Валентинов не внушает ни малейшего доверия. О римском Валентине впервые рассказывается в "Мученичестве Мария и Марфы" (BHL 5543), одном из поздних памятников римской агиографической школы. Валентину из Интерамны посвящено житие (BHL 8460), вроде как более раннее (краткий пересказ). Культ римского Валентина прочно засвидетельствован в VII веке, но, вполне возможно, имеет значительно более раннее происхождение. Папа Юлий I (337-352) построил "базилику на втором милиарии Фламиниевой дороги, quae appellatur Valentini", видимо, на средства некоего Валентина. Базилика, заново построенная в VII веке, не сохранилась (она стояла где-то тут), но раскопки показала, что она была сооружена над могилой некоего мученика. Поэтому я бы не стал безоговорочно подписываться под мнением о полной нереальности Валентина, которое отстаивал Агостино Аморе. Не исключено, что культ ранний, хотя и был снабжен поздней недостоверной легендой (из МММ вообще ничего внятного нельзя извлечь). Культ тернийского Валентина засвидетельствован в Иеронимовом мартирологе (14 февраля), но о тамошней базилике мученика упоминается лишь в середине VIII века (LP 1, 427). Впрочем, там, кажется, есть более ранняя археология, но я в этом не копался.

Так вот, перевод "Мученичества Мария и Марфы". Я не стал изощряться со стилем, поэтому многое просто дословно перевел. Наглядный образец творчества римских агиографов века примерно седьмого.

МММ )
smirennyj_otrok: (жаба)
Описание одного из чудес от гробницы св. Илария в Пуатье.

«Умножались знамения чудес, повсюду о них распространялась молва, поспешно стекалось множество страждущих. Среди них пришла одна женщина по имени Года, слепая, на скрюченных ногах. Явилась она с надеждой вернуть здоровье, опираясь на руки родных. Целыми днями она ожидала там исцеления, и по милости святого предстоятеля получила его раньше, чем думала. Глазам ее вернулось зрение, а ногам — способность самостоятельно ходить. Без промедления отступила болезнь перед надежным лекарством Илария. Обрадовалась женщина и пожелала поделиться своим счастьем с соседями. Не единожды, но дважды и трижды пыталась она вернуться домой. Но всякий раз ей не удавалось исполнить свое намерение: она возвращалась обратно, охваченная тяжким недугом, так что без чужой помощи не могла даже добраться до святого. Когда ее в последний раз привели к священной гробнице, она стала прислуживать в храме и подметать пол. Тогда отступила от нее слепота и давняя ее хромота. Так продолжалось, покуда смерть не положила конец ее жизни в обители святого [eiusdem sancti in atrio]. Причиной тому была вовсе не жадность святого, помилуй Бог, ведь он ни золота не домогается, ни служить себе не требует, ибо у него, господина, немало собственных слуг. Скорее, дело в том заключалось, чтобы в дороге к той женщине не вернулся ее прежний безобразный недуг, из-за которого она пришла к святому.»

BHL 3897 / Anal. Boll. 8 (1889), 186
smirennyj_otrok: (жаба)
Если бы мне предложили назвать самый влиятельный агиографический текст в истории, я без колебаний указал бы на житие святого Антония. Сейчас, после длительных споров, признано, что это сочинение было написано Афанасием Александрийским вскоре после смерти египетского отшельника Антония (356). Хотя Афанасий писал на греческом языке, житие было адресовано западным, латинским аскетам. Неудивительно, что его быстро перевели на латынь, и даже два раза: сначала появился дословный перевод, а потом Евагрий Антиохийский сделал другой, вольный перевод, в котором приспособил текст Афанасия к требованиям латинской словесности. В средние века перевод Евагрия одержал убедительную победу над более точной анонимной версией: его текст сохранился почти в 250 рукописях.

Житие Антония произвело громадное впечатление на Иеронима, который в подражание ему написал совершенно безумное житие Павла Отшельника и еще два жития, приближенных к реальности. Сочинения Иеронима тоже пользовались большой популярностью, но настоящий ажиотаж на Западе вызвал другой текст — «Жизнь Мартина» Сульпиция Севера, изощренный опус экстатического подвижника-аристократа, который тоже вдохновлялся историей Антония. Благодаря популярнейшим житиям, чьи авторы принимали за образец сочинение Афанасия, житие Антония оказало глубокое, хотя и косвенное, влияние на агиографическое творчество латинского Запада. Самые авторитетные образцы христианской агиографии называет диакон Павлин в «Жизни Амвросия»: «Подобно тому как блаженный епископ Афанасий и блаженный пресвитер Иероним описали жизнь святых Павла и Антония, подвизавшихся в пустыне, и как Божий служитель Север прекрасным слогом поведал о Мартине, досточтимом епископе Туронской Церкви, так и я опишу жизнь блаженного Амвросия, епископа Церкви Медиоланской». Через несколько столетий Иона открывает свое житие Колумбана таким же перечнем образцовых агиографических сказаний: это сочинения Афанасия, Иеронима и Сульпиция Севера.

После того как ученые люди совместными усилиями побороли гипотезу Гарнака о том, что «первой христианской биографией» была понтиева «Жизнь Киприана», безусловный приоритет в этом отношении отдали житию Антония. Некоторые даже говорят, что труд Афанасия стоит у истоков агиографии. Чаще всего можно услышать о его вкладе в развитие христианских представлений о святости. Строго говоря, в то время, когда Афанасий описывал жизнь Антония, привычное нам понятие святости еще не сложилось. Да, были мученики, отдавшие жизнь ради свидетельства о Христе, а были и обычные праведные христиане. Вначале святыми именовались либо вообще все полноправные члены христианских общин, либо достойные христиане. В эпитафиях часто можно встретить пожелание усопшему пребывать среди «святых», или «святых духов» праведных христиан. Разумеется, слово «святой» было еще и уважительным обращением к функционерам христианской Церкви. Только в IV веке так стали называть привычных нам «святых» — апостолов, мучеников и других почитаемых усопших. Вскоре культ, который складывался вокруг мучеников, распространился и на других христианских героев, прежде всего аскетов. Образцовым аскетом как раз и был Антоний (по крайней мере, в описании Афанасия). Еще в доконстантиновскую эпоху высказывалось соображение, что мученичество не было единственным способом попасть на небеса. Далеко не все христиане имели возможность стать мучениками, а праведный образ жизни, аскеза, строгое соблюдение заповедей были доступны для всех. Когда империя стала христианской, мученическая смерть превратилась в удел гетеродоксов и сектантов, которых церковные и гражданские власти, мягко говоря, порицали (тут можно вспомнить об арианских и донатистских мучениках). Поэтому христианам пришлось искать другие способы соединения с Богом. Следовательно, появились и другие христианские герои.

Так вот, мне на днях пришлось перечитать житие Антония, и я отметил для себя кое-что примечательное. В этом житии есть множество топосов, общих мест, шаблонных формул и образов, которые при Афанасии, конечно, таковыми еще не были, но впоследствии проникли в каждое житие. Удивительно, сколько всего позднеантичные и средневековые агиографы взяли из жития Антония. Не менее удивительно и чутье пиарщика, присущее Афанасию, который представил своей аудитории воистину культовый продукт. Не стоит умалять и роль переводчика Евагрия, превратившего этот текст в изящную риторическую конфетку, которая импонировала как утонченным латинским аскетам, так и средневековым агиографам, нуждавшимся в красивых образцах для списывания.

Read more... )
smirennyj_otrok: (жаба)
В городе Омске есть местный святой - архиепископ Сильвестр Ольшевский. Он возглавлял сибирское православие при Колчаке и, если верить официальной биографии, был умучен большевиками. Как-то так: "Архиепископ без колебаний остался в захваченном гонителями христианства городе вместе со своим духовенством и паствой. Захватив город, большевики сразу же арестовали мужественного святителя. Архиепископ Сильвестр был заключен в тюрьму, где в течение двух месяцев его истязали, требуя от него покаяния. Ничего не добившись, безбожники подвергли святителя жестокой и мучительной смерти. Прибив его руки гвоздями к полу и таким образом распяв, они раскаленными шомполами прижигали его тело, а затем раскаленным докрасна шомполом пронзили сердце. Архиепископ Сильвестр принял мученическую кончину 26 февраля 1920 года" (сообщает Омская епархия).

Когда в Омске раскопали фундаменты дореволюционного собора и нашли там могилу, которая скорее всего принадлежит Сильвестру, эта история получила продолжение. Оказывается, верные люди добыли тело замученного архипастыря, тайно похоронили в соборе, "под мраморной плитой под лестницей", и замаскировали могилу "под пол в комнате, где проводились заупокойные богослужения" (впрочем, по другой версии, тело "было тайно захоронено палачами", отсюда). В гроб положили "четырёхгранный гвоздь, как орудие пыток и казни священномученика" (опять Омская епархия), или "металлический стержень — своеобразный символ мученической кончины" (так считал омский митрополит). Впрочем, определить причину смерти погребенного экспертам не удалось.

Не так давно омская архивная дама нашла письмо некого омича с воспоминаниями о Сильвестре. Там говорилось, что большевики, захватив город, выгнали его из архиерейского дома. Поэтому Сильвестр жил у соборного настоятеля до самой смерти от болезни в начале 1921 года. Дама заинтересовалась этой историей и отыскала загсовскую запись о смерти архиерея. Оказалось, что на самом деле Сильвестр умер 10 марта 1920 года от "кишечного рака". Архиерей скончался в частном доме, и его смерть засвидетельствовал врач. Похороны, как сказано в записи, состоялись в соборе (источник).

Получается, что официальная версия кончины архиепископа Сильвестра не имеет ничего общего с действительностью. Всю эту леденящую историю придумал в девяностых годах местный краевед, которого "потрясла" "жизнь Сильвестра во благо церкви и трагическая кончина его во имя веры". Естественно, краевед написал, что восстановил биографию архиерея по архивным источникам, и все "историки и архивисты" знали о гибели Сильвестра, хотя писать об этом "по определенным причинам было невозможно" (такой же аргумент использовался в легенде о мумии Александра Свирского). Краевед впарил свои фантазии омским батюшкам, которые тоже прослезились и организовали канонизацию.

Много чего можно сказать о творческих успехах автора леденящей истории, который "за долгие годы краеведческой деятельности... написал 8 книг и около 2000 статей" (вики) и "более пятнадцати лет" работал "над восстановлением истории омского православия" (см.). Вообще-то было естественно предположить, что архиерей, пропавший из поля зрения в первые годы советской власти, был умучен большевиками. Даже некоторые современники считали, что Сильвестр скончался под арестом (см.). Протопресвитер М. Польский тоже думал, что архиерей "умер в Омской тюрьме в марте 1920 г." Ну а если почитать книжку Мельгунова о "красном терроре", то можно было додумать и остальное.

История с Сильвестром - прекрасный пример живучести агиографического сознания. Точно так же работали многие сочинители христианских бестселлеров. Нередко в их распоряжении была только могила какого-нибудь мученика, которая становилась все более популярной среди благочестивых людей. Возникал спрос на агиографическую легенду: людям было недостаточно знать имя мученика, им хотелось услышать о его подвигах, а никто из местных уже не помнил, когда и как погиб этот мученик (я не говорю о тех случаях, когда сама могила обреталась методом чудесного откровения). Рано или поздно какой-нибудь местный грамотей в меру своих способностей придумывал житие мученика. В основном агиографы оперировали "фактами", заимствованными у предшественников, иногда добавляли какие-нибудь местные подробности, но чаще всего использовали воображение. Как правило, они соблюдали меру, но в некоторых случаях (особенно на греческом Востоке) благочестивая ревность перехлестывала через край. Тогда появлялись драконы, мифические цари, псеглавцы, проповедующие младенцы и мученики, которых невозможно было сжечь или утопить, но которые погибали от обычного удара мечом. При этом большинство историй похожи друг на друга, потому что основная часть мученической агиографии - это литература уровня Донцовой и Марининой. Для более позднего времени, о котором мы лучше осведомлены, уже можно говорить о значении слухов и вообще устной передачи разного рода сведений (пример - феерические байки наподобие легенды о бородатой девственнице), а иногда и о явных фальсификациях благочестиво настроенных агиографов (как, например, в случае с легендами о Франциске Ксаверии, которые всю жизнь разгребал Шурхаммер).

В общем, было занятно увидеть, что объект моего интереса не только все еще жив, но и, судя по всему, практически бессмертен.
smirennyj_otrok: (жаба)
Так называемое эпическое житие святого Гонората (XIII век) отличается бессовестным враньем вольной трактовкой исторических событий и содержит немало колоритных эпизодов. Среди прочего Гонорат по приказу апостола Иакова освобождает Карла Великого, который три года томился в плену у сарацинов, где над ним издевались "священники и понтифики Магомета", и так далее. Есть и такая история:

Монахи Леренского монастыря были немало огорчены тем, что святой Гонорат, основатель их обители, умер в городе Арле. Когда святой испустил дух, они утерли слезы, взяли не успевшее остыть тело и поспешили в свой монастырь. Местные жители почему-то не стали им мешать. Тогда на защиту мощей встали покойники. Когда монахи проходили мимо кладбища Елисейские поля, произошло неожиданное: "Все мертвецы, что были там похоронены, восстали во плоти и воскликнули: "Неправильно это, что вы отнимаете у нас любезного заступника!" Монахи, не помня себя от ужаса, стремительно убежали прочь. Тогда арльское духовенство и народ поняли Божью волю. Похоронив святого, они построили на этом месте церковь и назвали ее в честь Гонората" (Die Vita sancti Honorati, hrsg. B. Munke (Halle 1911), 90).
smirennyj_otrok: (жаба)
«Миновал год, и святой Ламберт ночью пришел к церковному старосте Амальгислу, который раньше служил у него судьей. Амальгисл спокойно заговорил с ним и спросил, для чего он явился. Епископ ответил: «Мы побывали в Риме и вернулись оттуда, теперь займемся нашим другом Додоном и его подельниками. Настало время платить по счетам. Они получат свое за то, что сделали с нами». Видение исчезло, но прозвучавшие слова не остались без последствий. На того самого Додона, впереди всех бежавшего убивать епископа, обрушилось возмездие. Он выблевал сгнившие внутренности, и в их зловонии прервалась его пустая и жалкая жизнь. Эта жизнь, которую он так ценил, наполнилась бесконечным страданием человека, навеки павшего в глубины ада. В свое время Додону помогали бесчисленные друзья и родственники, и теперь они самостоятельно перебили друг друга. Запятнавшие руки кровью святого погибли от безжалостной руки близкого человека и отправились в бездну, чтобы остаться там навсегда. В других вселились демоны. Среди их нечеловеческих криков и завываний можно было различить имя святого, к которому они взывали в отчаянии. Они совершали чудовищные, омерзительные поступки, о которых даже говорить неприятно. Пока они были живы, вселившиеся в них демоны творили безобразные и жестокие вещи, и даже смерть не освободила их, по заслугам обреченных на тьму. Что мне еще рассказать об их незавидной судьбе, об их страшной смерти? Если я попытаюсь поведать о бедах, постигших каждого из них, солнце опустится прежде, чем я закончу рассказ. После возвращения Ламберта прошел год, и мало кто остался в живых из тех, кто вместе с Додоном некогда отнял у него жизнь. Но уцелевшие, потеряв память и разум, едва ли могли порадоваться своему горькому счастью. Получив еще немного жизни, они стали живой памятью о том, что они сделали и что с ними потом случилось.»

(Vita Landiberti vetustissima, глава 24. Перевод адаптирован.)
smirennyj_otrok: (жаба)

О жизни нормальной и ненормальной рассказывает Урдистен, бретонский монах и агиограф IX века.

Святой Винвалоэ и его монахи праведно жили на святом месте, которое не посещала смерть. Это был настоящий рай на земле. Окруженные сиянием и благоуханием, ангелы постоянно спускались с неба и возвращались обратно, услаждая слух монахов чарующими звуками своих голосов. Но это не радовало учеников святого Винвалоэ. Многие из них уже в преклонном возрасте ступили на святую землю. Они не старели и не умирали, но молодость не возвращалась к ним, и болезни не отступали от них. Зачем нам такая жизнь, думали монахи, какой в этом смысл, если нам закрыта дорога на небеса? Они говорили своему учителю: стоит лишь перенести наши хижины на сотню метров, и все пойдет своим чередом, так, как должно происходить. Тогда снова потечет время, как оно течет для остальных людей.

Святой Винвалоэ уступил своим ученикам и велел разобрать хижины. И правда, подумал он, что изменится, если мы будем жить тут, неподалеку? Ночью к нему пришел ангел. Все хорошее имеет свой конец, сказал он, — теперь посмотрим, способны ли вы жить, как все люди. Вы узнаете, что такое суровая зима, холод не оставит вас в покое, а голодные дни будут длиться целую вечность. И все же, добавил ангел, каждый из вас сможет достигнуть небес, если, конечно захочет. Ангел исчез, а вскоре умер первый, самый старый монах.

Vita S. Winwaloei, primi abbatis Landevenecensis, ed. C. De Smedt, Analecta Bollandiana 7 (1888), 241–245.
smirennyj_otrok: (жаба)
Забавный пример того, как антирелигиозную пропаганду можно использовать в православных целях.

Первое в советской России вскрытие мощей состоялось 22 октября 1918 года в Александро-Свирском монастыре Олонецкого уезда Олонецкой губернии. Вскрытие было, так сказать, неофициальное. Его проводили какие-то непонятные комиссары с чекистами, которые попутно облазили монастырские кладовые и неплохо поживились. Как докладывал патриарху епископ Олонецкий, «ни протокол о вскрытии мощей, ни опись увезённых впоследствии из монастыря ценностей не составлялись, т.к. "изъятие" протекало стихийно и напоминало грабёж» (НА РК, ф. 28, оп. 1, д. 2/11, л. 47, 53об). Только 20 декабря уездные врачи по поручению местной ЧК осмотрели мощи и составили официальный акт.

Вскрытие, проведенное в глухих местах без каких-либо документов, позволило местной советской пропаганде запустить дезинформацию: вместо останков Александра Свирского в монастыре выставляли восковую куклу. Об этом упоминал местный архиерей: "Без всякого стеснения с полным надругательством над религиозными чувствами русского народа обращались с находившимися в храме мощами... а затем, вероятно, в оправдание своих возмутительных действий выдумали басню, будто бы вместо останков тела святого Александра Свирского они нашли лежащую восковую куклу" (А. Н. Кашеваров, Советская власть и судьбы мощей православных святых, СПб 2013, с. 56-57).

Врачи
Беляев и Федоров сочли долгом опровергнуть эти слухи: мощи представляли собой вовсе не куклу, а частично мумифицированные, плохо сохранившиеся останки: «На вопрос, не есть ли осмотренные мощи грубая фабрикация под человеческое тело, — считаем необходимым ответить отрицательно» (Вестник Карельского краеведческого музея, № 5 (2006), с. 85-88). Однако миф о кукле оказался полезным для властей, которые использовали случай в Свирском монастыре, чтобы запустить кампанию вскрытия мощей по всей стране. В постановлении Наркомюста «О ликвидации мощей» от 25 августа 1920 года говорится, что «в Александро-Свирском монастыре… была обнаружена восковая кукла». Эта версия озвучена и в отчете 8-го отдела Наркомюста (не знаю дату). В одном месте там сказано, что «в литой раке, весящей более 20-ти пудов, вместо «нетленных» мощей Александра Свирского была обнаружена восковая кукла», а ниже говорится: «Литая рака, весом в 40 пудов, в раке восковая кукла» (О святых мощах (Сборник материалов), сост. М. Долгинов, Москва 1961, с. 47, 51, 62, и тут еще). Подлинные мощи были потеряны и, видимо, уничтожены, поэтому опровергнуть миф было непросто.

В девяностых годах православные деятели решили обрести мощи и стали подбирать кандидатуры. Выбор остановили на хорошо сохранившейся искусственной мумии из фондов анатомического музея при Военно-Медицинской Академии. История у мумии была довольно мутная, поэтому связать ее с пропавшими в 1919 году останками Александра Свирского не составляло особого труда. Оставалась одна проблема: мумия из музея решительно не подходила под описание врачей. Поэтому протокол вскрытия сразу исключили из числа документов, которыми оперировали православные деятели. Они стали подчеркивать, что «основная часть документов в ходе кампании по ликвидации, фальсификации и дискредитации мощей святых была утрачена или намеренно уничтожена» (тут).

Протокол вскрытия успешно заменили малодостоверным описанием мощей в агиографическом сказании XVII века (тело было "совершенно целое и невредимое") и мифом о восковой кукле. Оказывается, адский чекист Вагнер пустил слух о кукле, потому что не мог объяснить чудесную нетленность мощей (само собой, подразумевается хорошо сохранившаяся мумия из музея, а не останки, описанные врачами). Вот так: «Кампания по ликвидации мощей ставила своей целью "разоблачение" святынь: для этого надо было показать, что мощи святых это не нетленное тело, а просто "кучка полуистлевших костей". Каково же было разочарование Августа Вагнера, вошедшего в монастырь Александра Свирского с вооруженным отрядом и произведшего вскрытие мощей! Но поставленную ему задачу скомпрометировать мощи преподобного Вагнер все-таки выполнил: в прессе появилось сообщение, согласно которому вместо нетленных мощей в гробу лежала "восковая кукла". Цвет кожи (желтый) и необыкновенная сохранность лица родили эту аналогию с восковой куклой. Так и пошло это кощунственное определение распространяться по всем многочисленным газетам того времени.» (из ЖМП).

Музейную мумию, судя по всему, действительно можно принять за восковую куклу («И сегодня обнаруженные мощи имеют необычайно хорошую сохранность: тело целое, монолитное, не подверженное тлению, воскового цвета, очень легкое… Обращает на себя внимание равномерный восковидный цвет высушенной кожи», Русклайн), поэтому ход православных деятелей мне кажется довольно остроумным. В православных изданиях довольно обтекаемо говорится об истории мощей после 1919 года, накручиваются разные гипотетические версии (их спасли тайные схимники и т. п.), а сравнение мощей с восковой куклой кажется весьма убедительным.


Еще примеры )
smirennyj_otrok: (жаба)

harkness13v.jpg

Специфические памяти в таблице чтений Евангелия Харкнесса (New York Public Library ms. 115), выполненного на рубеже IX и X веков в аббатстве Ландевеннек (Нижняя Бретань).

Read more... )

Profile

smirennyj_otrok: (Default)
smirennyj_otrok

March 2017

S M T W T F S
   123 4
567891011
121314 15161718
19 20212223 24 25
26 27 28293031 

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 24th, 2017 10:39 pm
Powered by Dreamwidth Studios