palosaari

Oct. 26th, 2008 07:04 pm
smirennyj_otrok: (Default)
[personal profile] smirennyj_otrok







Монастырь основан “по преданию” в
XII столетии, реально – видимо, на рубеже XIV и XV веков. Вся его история – подшивка грамот из монастырского архива, из них треть или около того явные фальшивки. Остальное касается в основном хозяйства и бизнеса. Основателем монастыря был некто Корнилий, от которого совсем ничего не осталось. Есть короткое, в абзац, житие, написанное, скорее всего, в XVIII веке. До революции его видел священник Преображенский, который снял копию и напечатал в епархиальном журнале (Олонецкие епархиальные ведомости, года не знаю, часть неофициальная, № 2, с. 70-72). После этого его покой, кажется, никто не тревожил. Житие лежит в предыдущем посте про Палеостров.

Известный Елпидифор Барсов видел еще рукописную службу Корнилию, но переписать не удосужился. Кажется, она так и сгинула. В XVI веке монастырь преимущественно получал царские пожалования, ссорился с крестьянами и с другими монастырями. В 1583 году в нем стояли три церкви и обреталось пятьдесят три насельника, включая игумена. В 1591 году – столько же церквей и шестьдесят четыре черноризных молодца. Когда “подстрекаемые Езуитами Польские и Литовские бродяги” (из Барсова), а на самом деле казаки, прошли по Заонежью, монахи донесли царю, что вражины порвали жалованную грамоту Василия Шуйского и попросили выдать новую. Само по себе звучит подозрительно, а уж описание разоренного монастыря в писцовой книге там более странно: все церкви стоят, имущество в них цело, народу мало (21 монах), игумен удрал от казаков на Соловки, а те сожгли шесть келий и ушли восвояси. Зачем, спрашивается, приходили?



Дальше история опять неинтересная – сплошные игумены, которые “весьма старательно заботились о приобретении для монастыря новых владений и о удержании прав на прежние владения” (опять из Барсова). Само "забавное" началось после падения Соловецкого монастыря. Глухие и болотистые верховья Выга стали убежищем для нескольких беглых монахов-староверов, а к тем в скором времени потянулись и крестьяне. Так появилось Данилово общежитие, потом женское Лексинское, а за ними и много-много скитов. Главным организатором был Данила Викулин, бывший дьячок из села Шуньга, что недалеко от Палеострова. Подрастали и “теоретики раскола” братья Денисовы. Ясно было, что от глаз властей все это заведение не укроется, тем более что среди обонежских крестьян оно было весьма популярно. Тогдашний выговский идеолог иеродьякон Игнатий решил нанести превентивный удар, прославивший в веках имя Палеострова. В январе 1687 года к острову по льду подошла толпа крестьян во главе с Игнатием, неким Емельяном Второго из Повенца и местным, толвуйским крестьянином Овданко (интересно, это от какого имени?) Алексеевым. Монахи утверждали, что староверы несли копья, бердыши и пищали и даже тащили с собой пушку. Скорее всего, пушка им со страху привиделась, да и насчет пищалей есть сомнение. Крестьяне заняли монастырь, побили всех обитателей и выгнали их прочь. По словам Барсова, они притащили с собой проституток и гадили в алтаре, что сомнительно. Когда из Олонца явился стрелецкий отряд, крестьяне заперлись в “подтрапезе” церкви и подожгли ее. Погибло, по оценке новгородского митрополита, 1200 человек, по оценке монахов – 2000. Обе цифры невероятны (сколько человек может поместиться в среднего размера деревянном храме?), но какой эффект!..



Это еще не все. Игнатий сгорел, но Емельян Второго выжил и ушел на Выг, где занялся подготовкой нового похода. В сентябре или октябре 1689 года олонецкий воевода Василий Долгоруков получает донесение: раскольники снова на Палеострове. Полтораста человек захватили монастырь, посадили монахов в погреб и стали готовиться к обороне. Когда пришли солдаты, началась перестрелка. Прапорщик Портновский и много стрельцов погибли, протопоп Лев, пытавшийся увещевать осажденных, ранен. Через девять недель осады староверы подожгли монастырь. Стрельцы выносили из огня иконы, колокола и все, что могли вытащить. Обитель сгорела дотла, запертые монахи погибли.

В высшей степени апологетический рассказ об этих событиях есть в "Винограде Российском" Семена Денисова, который, кажется, вообще очень любил самосожжения. Палеостровцы, конечно, не мученики, какими их пытался представить старообрядческий писатель. Двукратная массовая вылазка с захватом монастыря, притом после падения Соловков, - событие незаурядное. Даже если учесть, что окрестное население склонялось к старому обряду (подозреваю, что это могло быть заурядным соц-эк протестом против крупных монастырей наподобие Тихвинского, которые владели почти всеми землями в округе). Что-то подобное было, не помню в каком году, в Пудожском погосте, где старообрядцы засели в приходской церкви и впоследствии самосожглись.



Через год уцелевшая братия собралась на пепелище и попыталась что-то восстановить. С тех пор монастырь влачил жалкое существование до начала XIX века. Затем удалось построить каменную церковь, а потом и кирпичный корпус с кельями. После революции монахов разогнали, в 1928 году закрыли церковь.

О современном Палеострове - в следующем (и последнем) посте.

Profile

smirennyj_otrok: (Default)
smirennyj_otrok

March 2017

S M T W T F S
   123 4
567891011
121314 15161718
19 20212223 24 25
26 27 28293031 

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 17th, 2017 03:04 pm
Powered by Dreamwidth Studios